• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:22 

Moleskine?.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Знаменитый блокнот. Хранитель творчества и сокровенных мыслей под элегантной обложкой. Легендарная и культовая вещь, материализующая вдохновение. Стиль и функциональность, соединённые вместе, ради обретения популярности среди творческой интеллигенции. Все эти эпитеты заслуженно посвящаются молескину – записной книжке с историей в двести лет.

Блокнот стал культовым потому, что на протяжении нескольких веков им пользовались не только безвестные обыватели, но и великие деятели искусства.

Основоположник кубизма Пабло Пикассо и лауреат Нобелевской премии по литературе Эрнест Хемингуэй. Голландский гений постимпрессионизма Винсент Ван Гог и поэт авангардист Гийом Аполлинер. Брюс Чатвин – английский романист-путешественник и Анри Матисс – лидер живописного движения фовистов один из главных художников Франции двадцатого века. Философ Жан-Поль Сартр и американская писательница Гертруда Стайн. Основоположник сюрреализма – писатель и поэт Андре Бретон.

Что же представляли собой маленькие книжицы, на страницах которых появлялись наброски и эскизы, заметки и записи, некоторым из которых суждено стать больше, чем черновиками, воплотившись в великие художественные и литературные произведения?

История легендарных записных книжек начинается с французских мануфактур. Помимо своей основной деятельности переплётчики книг изготавливали блокноты, поставляя их в магазины канцелярских товаров Парижа. Естественно, производство не было массовым, удобные записные книжки были своего рода эксклюзивом, а потому в основном владельцами «молескинов» становились люди, принадлежащие к творческой интеллигенции, художники и мыслители, писатели и поэты.

Переплёт блокнотов был сделан из молескина (буквальный перевод с английского – «кротовая кожа») – плотной хлопчатобумажной ткани, окрашенной в чёрный цвет. Прочная обложка надёжно защищала страницы из бумаги прекрасного качества.

Но ничто не вечно, и в 1986 году история оригинальных блокнотов, которыми пользовались знаменитости, закончилась. Во французском Туре, на родине Оноре де Бальзака, закрылось последнее семейное предприятие, производившее записные книжки.

Здесь нужно подробней рассказать о Брюсе Чатвине, который способствовал популяризации блокнотов не только фактом того, что делал в них записи. Именно ему принадлежит цитата: «Потеря паспорта – наименьшая из бед, потеря блокнота - катастрофа». В путешествиях Чатвин черпал вдохновение и литературные сюжеты, потому трудно переоценить роль блокнота, на страницах которого появлялись путевые заметки писателя.

Перед каждой поездкой англичанин закупал «молескины» в канцелярском магазине в Париже на улице Ансьен-Комеди (Rue de l'Ancienne Comédie). Перед тем, как писать в них, Чатвин нумеровал страницы, а также писал своё имя и, как минимум, два разных адреса с просьбой вернуть и обещанием вознаграждения, в случае утери им блокнота.

И вот, перед одним из своих путешествий именно английский писатель услышал от продавца в магазине горькую фразу "Le vrai moleskine n’est plus": молескины больше не производятся. Казалось бы, печальный конец красивой сказки.

Но спустя десять лет, в 1997 году, маленькое миланское издательство «Modo&Modo», возвращая легенду к жизни, зарегистрировала торговую марку «Moleskine». Говорят, что дизайн современных блокнотов был создан по описаниям Брюса Чатвина.

Если отличительной чертой товара не является хорошее качества, то вряд ли его станут покупать только потому, что им пользовались знаменитые люди двадцатого столетия. И расчётливые итальянские производители сделали ставку не только на историю блокнотов, но и на детали удобства, которые отличают «молескины» от обычных записных книжек. Даже самые обычные записные книжки под брендом «Moleskine» снабжены твёрдым переплётом, внутренним карманом и резинкой, исключающей возможность случайного раскрытия. Бумага – плотная и влагоустойчивая, обязательный спутник всех блокнотов – закладка.

Осенью 2006 года основатели «Modo&Modo» Франческо Франчези (Francesco Franceschi) и Марио Баруцци (Mario Baruzzi) продали 75% акций частному инвестору SG Capital Europe с целью наиболее полной разработки потенциала торговой марки «Moleskine», оставив у себя четверть компании вместе с функциями менеджмента.

С 1 января 2007 года «Moleskine» стал не только брендом, но и именем компании, которая придумывает, производит и продаёт блокноты. Головной офис маленького предприятия, общества с ограниченной ответственностью, находится в Милане. Штат – всего 50 работников, а также широкая сеть партнёров и консультантов.

Сегодняшний ассортимент «Moleskine» широк, но первой ласточкой успеха стал карманный блокнот 9 на 14 сантиметров, наиболее близкий к оригинальному молескину. Его характерные черты: твёрдый переплёт, прочная обложка из ткани чёрного цвета. Скруглённые углы, внутренний кармашек, закладка, бумага прекрасного качества и оттенка жёлтого цвета. Эластичная резинка, которая плотно держит страницы, сохраняя блокнот от повреждений и загрязнений.

Также под брендом «Moleskine» производится более двадцати видов блокнотов и записных книжек, разнообразие которых поражает. Как впрочем, и количество, не похожих друг на друга людей, представителей разных профессий и противоположных вкусов, выбирающих в качестве записной книжки именно «молескин». Различные форматы, твёрдые или мягкие обложки, бумага в клетку или линейку. Ежедневники и еженедельники, планинги и календари. Классические записные книжки, альбомы для акварели и графики, адресные и телефонные книги. Японские блокноты со страницами зигзагами. Список можно продолжать.

Высокая для блокнота цена объясняет, почему сегодня легендарная записная книжка сопровождает людей, которых можно отнести к творческой интеллигенции: художники, писатели, журналисты, дизайнеры, музыканты и актёры, начинающие или уже состоявшиеся, но, тем не менее, состоятельные настолько, чтобы переплачивать за легенду.

Блокноты из серии «Репортёр» создан для работников СМИ, журналистов и редакторов – их отличительная черта, возможность перегибать для, например, удобного письма на весу, не оставляет молескину никакой деформации. Музыканты непременно выберут «Music Notebook» страницы которого представляют собой нотный стан. Молескин, страницы которого раскадрованы, то есть, поделены на сегменты, станут добрым другом и помощником для сценаристов, или графических дизайнеров.

Рисовать можно на страницах любого блокнота, но художникам, несомненно, будет приятней творить на специальной акварельной бумаге молескина, предназначенного для художественных миниатюр «Moleskine Watercolour Notebook». Существуют и альбомы для рисования форматов А3 и А4.

Записные книжки, созданные специально для путешественников «City notebook», помогут Вам не потеряться в мировых столицах и признанных центрах туризма. Амстердам, Барселона, Гонконг, Лондон, Москва, Филадельфия, Токио, Рим, Париж – это лишь малая часть городов, в которые могут вас сопроводить молескины с картами и справочной информацией, даже схемами метро. В коллекции представлены крупнейшие европейские, американские и азиатские города. Также блокноты этой серии снабжены специальной калькой, на которой можно отмечать выбранный на карте маршрут.

Если говорить о визуальных, а не функциональных отличиях блокнотов, то здесь нужно упомянуть серию молескинов «The Moleskine Museum», которые связаны с различными художниками. Элегантностью и стилем словно пропитаны молескины Ван Гога. Сохраняя все плюсы классического блокнота, записные книжки «Van Gogh» характеризуются обложками из искусственного шёлка, выполненными в хроматических цветах близких великому художнику, сдержанными или яркими. Любителям рока будет интересна серия из четырёх блокнотов «The Woodstock Limited Edition» с символикой хиппи, посвящённая юбилею легендарного рок-фестиваля.

Идеальные на первый, и даже на второй взгляд записные книжки некоторые владельцы пытаются улучшить. Например, делают символичные гравировки на обложки. Для удобства некоторые придумывают конструкции для того, чтобы вместе с Молескином переносить средства письма, ручку или карандаш. Основные внешние изменения делаются, очевидно, чтобы подчеркнуть не только внутреннюю, но и внешнюю индивидуальность записной книжки. Практичная индивидуальность молескинов заключается в том, чтобы подписать свою записную книжку, указав свои инициалы и координаты, по которым вам могут вернуть молескин.

О культовом статусе молескинов говорит и факт появления записных книжек в значимых картинах мирового кинематографа. Блокнот появлялся в приключениях Индианы Джонса, им пользовались талантливый мистер Рипли и мечтательная Амели. Также Прот с далёкой планеты Ка-Пэкс, и епископ Арингороса, придуманный Дэном Брауном. Молескин можно увидеть в «Магнолии» Пола Томаса Андерсона и «Комнате сына» Нанни Моретти.



В Интернете можно встретить огромное количество сайтов, форумов, сообществ, посвящённых молескинам и творчеству в них. Обладатели блокнотов делятся друг с другом своими рисунками, стихотворениями и заметками, частичками своей душе, которую хранят страницы легенды.


Здоровская вещь.) Мне очень понравилась серия молескинов "Ван Гог".)
www.moleskines.ru/collection/van-gogh-sketch-bo...
www.moleskines.ru/collection/van-gogh-sketch-bo... (эта прям вообще вау)
www.moleskines.ru/collection/van-gogh-sketch-bo...

И молескин WOODSTOCK Peace, Love & Music.) прелесть прям)
www.moleskines.ru/collection/WOODSTOCK/product/...

@темы: интересно

12:11 

Жидкостный термометр?.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
История изобретения


Изобретателем термометра принято считать Галилея: в его собственных сочинениях нет описания этого прибора, но его ученики, Нелли и Вивиани, засвидетельствовали, что уже в 1597 г. он устроил нечто вроде термобароскопа. Галилей изучал в это время Герона Александрийского, у которого уже описано подобное приспособление, но не для измерения степеней тепла, а для поднятия воды при помощи нагревания. Изобретение термометра также приписывают лорду Бэкону, Роберт Фладду, Санкториусу, Скарпи, Корнелию Дреббелю (Cornelius Drebbel), Порте и Саломону де Каус, писавшим позднее и частью имевшим личные сношения с Галилеем. Все эти термометры были воздушные и состояли из сосуда с трубкою, содержащего воздух, отделённый от атмосферы столбиком воды; они изменяли свои показания и от изменения температуры, и от изменения атмосферного давления.

Термометры с жидкостью описаны в первый раз в 1667 г. «Saggi di naturale esperienze fatte nell’Accademia del Cimento», где о них говорится как о предметах, давно изготовляемых искусными ремесленниками, которых называют «Confia», разогревающими стекло на раздуваемом огне лампы и выделывающими из него удивительные и очень нежные изделия. Сначала эти термометры наполняли водою, и они лопались, когда она замерзала; употреблять для этого винный спирт начали по мысли великого герцога тосканского Фердинанда II. Флорентинcкие термометры не только изображены в «Saggi», но сохранились в нескольких экземплярах до нашего времени в Галилеевском музее, во Флоренции; их приготовление описывается подробно.

Сначала мастер должен был сделать деления на трубке, соображаясь с относительными размерами её и шарика: деления наносились расплавленною эмалью на разогретую на лампе трубку, каждое десятое обозначалось белою точкою, а другие чёрными. Обыкновенно делали 50 делений таких, чтобы при таянии снега спирт не опускался ниже 10, а на солнце не поднимался выше 40. Хорошие мастера делали такие термометры настолько удачно, что все термометры показывали одно и то же при одинаковых условиях, но это никому не удавалось достигнуть, если трубку разделяли на 100 или 300 частей, чтобы получить большую чувствительность. Наполняли термометры при посредстве подогревания шарика и опускания конца трубки в спирт, но оканчивали наполнение при помощи стеклянной воронки с тонко оттянутым концом, свободно входившим в довольно широкую трубку. После регулирования количества жидкости, отверстие трубки запечатывали сургучом, называемым «герметическим». Из этого ясно, что эти термометры были большие и могли служить для определения температуры воздуха, но были ещё неудобны для других, более разнообразных опытов, и градусы разных термометров были не сравнимы между собою.

В 1703 г. Амонтон (Guillaume Amontons) в Париже усовершенствовал воздушный термометр, измеряя не расширение, а увеличение упругости воздуха, приведённого к одному и тому же объёму при разных температурах подливанием ртути в открытое колено; барометрическое давление и его изменения при этом принимались во внимание. Нулём такой шкалы должна была служить «та значительная степень холода», при которой воздух теряет всю свою упругость (то есть современный абсолютный нуль), а второю постоянною точкою — температура кипения воды. Влияние атмосферного давления на температуру кипения не было ещё известно Амонтону, а воздух его термометре не был освобождён от водяных газов; поэтому из его данных абсолютный нуль получается при 239,5° стоградусной современной шкалы. Другой воздушный термометр Амонтона, очень несовершенно выполненный, был независим от изменений атмосферного давления: он представлял сифонный барометр, открытое колено которого было продолжено кверху, наполнено сначала крепким раствором поташа, сверху нефтью и оканчивалось запаянным резервуаром с воздухом.

Современную форму термометру придал Фаренгейт и описал свой способ приготовления в 1723 г. Первоначально он тоже наполнял свои трубки спиртом и лишь под конец перешёл к ртути. Нуль своей шкалы он поставил при температуре смеси снега с нашатырём или поваренною солью, но при температуре «начинающегося замерзания воды» он ставил 32°, а 96° при температура здорового человеческого тела, во рту или под мышкой. Впоследствии он нашёл, что вода кипит при 212° и эта температура была всегда одна и та же при том же стоянии барометра.

Окончательно установил обе постоянные точки, тающего льда и кипящей воды, шведский физик Цельсий в 1742 г., но первоначально он ставил 0° при точке кипения, а 100° при точке замерзания, и принял обратное обозначение лишь по совету М. Штёрмера. Сохранившиеся экземпляры термометров Фаренгейта отличаются тщательностью исполнения.

Работы Реомюра в 1736 г. хотя и повели к установлению 80° шкалы, но были скорее шагом назад против того, что сделал уже Фаренгейт: термометр Реомюра был громадный, к употреблению неудобный, а его способ разделения на градусы неточный и неудобный.

После Фаренгейта и Реомюра дело изготовления термометров попало в руки мастеровых, так как термометры стали предметом торговли.

Жидкостные термометры основаны на принципе изменения объёма жидкости, которая залита в термометр (обычно это спирт или ртуть), при изменении температуры окружающей среды.

@темы: интересно

07:32 

Твое.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Если у тебя возникла мысль о том, что ты совершаешь самую большую ошибку в своей жизни, радуйся тому, что ты смог создать хоть что-нибудь большое. (с)

02:58 

по-другому.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
да, иногда мне кажется, что нам действительно не о чем поговорить. Я не права. Ведь отношения измеряются (или как это еще назвать) не в количестве сказанных слов. достаточно сказать лишь самые важные,самые главные. А мы это уже сделали. Остальное неважно.остальное лишь мои предрассудки.

@настроение: вполне

16:01 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
я впадаю в депрессию. и пофиг. это мало кого волнует.

12:32 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
сегодня был странный день.

@настроение: странное

14:42 

цитата дня.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
талант ангела и заключается в том, чтобы быть хорошим режиссером снов.

18:13 

мур.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
=^_^= люблю своего котэ.)

@настроение: мурлыкающее)

18:12 

))) упс..

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Christen (22:36:17)
Слушай
Christen (22:36:21) У меня вопрос
Christen (22:36:30) Смешной и грустный одновременно
Californicated (22:36:47) Мя?
Californicated (22:37:35) Ню?
Christen (22:37:45) Это вот нормально, что у тебя на велике отваливаецо педаль от шатуна?:-[или я чо-то сломала...?
Christen (22:37:52) :-[
Californicated (22:38:37) Ну,как тебе сказать)
Christen (22:38:51) :-Dтогда извиняюсь
Christen (22:38:57) )) я не падала вроде
Christen (22:39:03) Просто она бац и отвалилась
Christen (22:39:05) )

15:12 

Аааааа!!

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Ааааа!! Сделайте так, чтоб педаль от велика не отваливалась, когда едешь!!!!1111 аааааа(((((( мяу((((

@настроение: ужоснах

13:30 

Мда.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Спасибо за доверие, дорогой мой человек. Огромнейшее.

12:42 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Уехал... 4 дня. И я опять смогу обнять его. 4 дня.

10:24 

Бред про кактус.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Понимаете, нас терроризирует кактус. Стоит вроде такой весь из себя на подоконнике, с виду пушистый, типа "никого не трогаю и все дела. Отвалите, короче." А вот нет. Ходишь и блин постоянно наступаешь на эти маленькие кактусинки, валяющиеся на полу. Материшься. Громко так. А ему пофигу. Типа не замечает. Сволочь. Каварное животное. На мясо пущу. Будешь знать.

@темы: бред

10:17 

Эммм О.о

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
"Для небанального хэппи энда почти всегда надо жервовать счастьем."
О.о

10:05 

Цитата дня.

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Бывают такие дни, когда хочется убить всех и повеситься самой ради красочного финала.

@темы: цитата

08:41 

"Одиночество в сети"

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Вчера наконец дочитала книгу. Януш Вишневский "Одиночество в сети". Мне она понравилась. Очень. Сейчас мне весьма сложно найти книгу, которая бы меня заинтересовала/захватила, которую я бы смогла дочитать до конца. Но эта книга меня не разочаровала. Прочитала практически на одном дыхании. Она не была предсказуемой, как многие книги. В самом конце сюжет крайне тонко балансировал между двумя развязками. Мне даже жаль, что в итоге победил разум, а не сердце... Но в обратном случае я бы, наверное, посчитала бы эту книгу банальной. С обычым хэппи эндом.

@настроение: вполне

@темы: книга, мысли

17:40 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
А вы знаете, как строят мосты?

10:53 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»

Анастасия

Мудрая Гусеница думает, что сегодня ты...

Белый Кролик

Кто ты сегодня из героев 'Алисы в Стране Чудес'?

Даниэль

Мудрая Гусеница думает, что сегодня ты...

Дог Баярд Надеющийся

Кто ты сегодня из героев 'Алисы в Стране Чудес'?

09:28 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
Christen (15:19:32) Бля, я видела как голуби целуются
Рейчал (15:19:51) и как они цалуюцца?
Christen (15:20:06) Прям в засос не поверишь
Рейчал (15:20:14) =-O
Рейчал (15:20:17) крутые
Christen (15:20:19) Не успела сфотать
Рейчал (15:20:46) *CRAZY*

08:16 

«Ведьмы и упыри — шабаш на посту. Кто последний — выносит утки!»
всю неделю была пасмурная погода. Временами шел дождь. Вчера я заметила, что на черемухе во дворе дома пости распустились почки. На душе почему-то стало теплее. А сегодня сквозь тучи выглянуло солнышко.) скоро закончится учеба. Нам осталось две недели. Выпускной курс. Даже не верится. Три года пролетело незаметно. Знаю, что когда выпущусь, буду скучать по людям, которые меня многому научили. Не всегда это касалось только учебы. Я им безмерно благодарна. Сейчас стою в холе техникума. тихо. До звонка осталось 8 минут. Скоро у меня не будет возможности насладиться таким моментами. я буду скучать.

@настроение: задумчиво-отстраненное

@темы: мысли

~Дневник Маленького Привидения~

главная